Регистрация
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Сегодня мы ненадолго перенесемся вы древнюю Мараканду и расскажем Вам легенду. Нет, не легенду, а вполне себе настоящую быль, связанную с одним из памятников средневековой архитектуры. Находится он  в самом сердце Самарканда – на площади Регистан.

Во все времена, да и сейчас, минареты предназначались для созыва мусульман на предстоящую молитву. Но во времена, далекие от нас, они выполняли еще одну роль – сторожевой башни, на которой наблюдатели осматривали окрестности местности за крепостной стеной. Их задачей было предупредить гарнизон  и жителей города о приближающемся неприятельском войске. Так и стояли они – на страже культуры, религии и спокойствия городов древнего Турана.

Пожалуй, всему миру известна падающая башня в небольшом итальянском городке Пиза. Полюбоваться ею приезжают туристы со всего света, а специалисты ломают головы – как спасти от гибели шедевр средневековой архитектуры. И решение еще не найдено…

У нас же памятник старины нашей Республики был спасен, и время оказалось над ним не властно.  Огромное количество как жителей нашей страны, так и ее гости посещали одну из самых красивых площадей Узбекистана.  Мало кто знает, что еще в далеком 1932 году здесь произошло выдающееся событие – была осуществлена операция по выпрямлению, а фактически, спасению 32-двухметрового северо-восточного минарета, составляющего единый ансамбль с привлекающим взгляд медресе.

Сегодня мы совершили виртуальное путешествие в древний город, бывшую столицу государства Тимуридов – Самарканд, чтобы поведать вам об истории страны.

Осенью 1918 года старики — китабсатары (переплетчики книг), чьи лавки находились на площади трех медресе, сообщили, что, по их мнению, один из минаретов медресе, построенного мирзо Улугбеком, стал наклоняться, отрываясь от основного фундамента. А вот настоящую тревогу подняли мастера-заргары, чьи лавки находились как раз напротив него.

Со смятением души и волнующими вопросами они направились к археологу Василию Лаврентьевичу Вяткину, прося принять какие-либо меры по предотвращению разрушения исторического памятника. В то время В.Л. Вяткин являлся официальным смотрителем за состояние памятников архитектуры города.  Напомню, что именно ему принадлежит честь обнаруженного фундамента обсерватории Улугбека, около которой он завещал себя похоронить (что и было выполнено). Естественно, Василий Лаврентьевич поспешил на площадь, надеясь развеять сомнения мастеров. Но увы, старики оказались весьма наблюдательными, а потому В. Л. Вяткину пришлось срочно связаться со специалистами необходимого профиля.  Практически в тот же день была создана авторитетная, но нигде не оформленная «комиссия по оказанию скорой помощи минарету» во главе с такими видными специалистами, как инженер Борис Николаевич Кастальский, предложивший разобрать, а потом собрать минарет на этом же месте, и Михаил Федорович Мауер, предложивший совсем другое, очень оригинальное и смелое решение проблемы – выпрямить сооружение, удерживая его в вертикальном положении.

Долгие споры, множество расчетов, и аргументы сделали свое дело. Для спасения минарета был утвержден план Михаила Федоровича Мауера. Один из самых привлекательных фактов в этой истории в том, что, когда план М.Ф. Мауера был принят, то по составленным расчетам, сметам, заказам и т.п. отказов ни от одной организации не было. Все материалы поступали точно в срок.

На половине высоты минарета его опоясали деревянным «корсетом», а в виде оттяжек использовали толстые стальные тросы, весившие 36 тонн, издававшие заунывные гудящие звуки в зимнее время, за что местные жители прозвали их «шайтон гитара» — «чертовой гитарой». Постепенно конструкция остановила падение древнего памятника, который все же отклонился от вертикали почти на два метра. В таком положении он простоял практически четырнадцать лет.

Когда в 1920 году наметилась тенденция дальнейшего падения, Михаил Федорович обратился за консультациями к старожилам города, желая узнать дополнительные подробности, связанные со строительством и жизнью минарета. С этой же целью ныне уже забытый археолог самостоятельно, без чьей-либо помощи, освоил персидский язык, прочитав буквально гору литературы, посвященной архитектуре Средней Азии времен Тимуридов. Он же привлек к работам по реставрации памятников площади Эль-Регистан известных мастеров — каменщиков. Одним из них был усто Абду-Кадыр Абду-Бакиев.

Также с подготовкой к выпрямлению памятника старины связана такая примечательная подробность. Чтобы увязать между собой все результаты кропотливой и значительной по объему работы по различным измерениям и закрепить за единым данным абсолютную точность, М.Ф. Мауер установил (вычислил) истинный меридиан, проходивший через минарет. Дошло до комического — горожане специально приходили на Регистан, чтобы потрогать руками эту самую географическую полосу. Причем многие уходили разочарованными — уж больно невзрачно выглядела полоска, которую показывали посетителям – несколько крестиков, высеченных на мраморе. А некоторые советовали проложить отрезок кабеля с указанием север-юг, и показывать «меридиан» за деньги. Каким-то образом к спасению памятника старины попытался быть причастным французский археолог И.А.Кастанье, по совместительству занимавший должность…(в общем, она не соответствовала его образованию). К счастью, ни выведать то, что ему поручили, ни принять участие в уникальных работах ему не довелось. Единственно, чего он достиг, так это увез в Париж несколько десятков фрагментов афросиабской глиняной утвари, и свои утверждения по поводу невозможности удержания сооружения в приличествующем ему виде.

В июле 1920 года были начаты земляные работы, которые позволили определить состояние фундаментов практически всех минаретов площади Регистан, и в частности, героя нашего повествования. При этом были обнаружены самые различные вещи — небольшой клад медных монет, заботливо припрятанные кем-то части изразцов, части керамической посуды. Все эти находки сразу же зачислялись в каталог и отправлялись в автоматически (да-да, не удивляйтесь!) созданный музей истории Самарканда.

К тому же выяснилось, что в далекие времена будущий Регистан находился на окраине города, и поперек площади протекал крупный канал, в русле которого нашли большое количество различных фрагментов посуды, украшений и т.п., а также следы большого количества различных небольших домиков, мастерских, которыми пришлось пожертвовать при строительстве медресе Улугбека и самого минарета. Во время его строительства правитель страны приказал построить и садовый павильон для мирских увеселений на другом конце города. Что, естественно, было выполнено быстро, точно, по плану и в срок.

Продолжение следует…

Станислав Балашкин

Слова благодарности руководителю сайта www.mytashkent.uz за предоставленное фото.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована